Богохульство

Эта статья или раздел нуждается в переработке.
Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей.

Богоху́льство (др.-греч. βλασφημια, лат. blasphemia, от Бог и хула) — один из грехов, действие, слово или помысел, направленные на оскорбление Бога или святыни.

Как особенно тяжкое преступление, по Закону Моисееву, подлежало для природного еврея и для чужеземца смертной казни, которая совершалась через побиение камнями (Левит. 24, 10—16, 23).

В христианстве крайним видом богохульства считается хула на Святого Духа, которая, в отличие от любой другой хулы, не прощается (Матф. 12:31)

Иудаизм не признает в Иисусе обещанного пророками Мессию, и отвергает учение о воплощении Божества во Иисусе, считая это богохульством и попыткой человека поставить себя на один уровень с Богом.

История

Состав и наказуемость этого преступного деяния в разные времена были весьма различны.

Первоначальное римское право не предусматривало наказания за богохульство. Основанием для этого было воззрение, согласно которому любой бог, по определению, достаточно силён, чтобы самостоятельно покарать человека, нанёсшего ему оскорбление, и сама мысль о необходимости защищать бога слабыми силами людей уже есть богохульство.

Наказуемость богохульства по закону возникла в государственных системах, в которых были введены государственные боги и религии, например, в некоторых языческих государствах и в еврейской теократии. В них всё, что связано с религией, охранялась законом. Всякий виновный в посягательстве на религиозные святыни и, тем более, на бога государственной религии, должен быть отвечать за это как за государственное преступление. На этом отчасти была основана юридическая сторона направляемых против христиан гонений.

С распространением и утверждением христианства при слабом развитии юридических понятий в первые века нашей эры и громадном, не только нравственно-религиозном, но и политическом влиянии церкви, имело место полное смешение области права и религии, понятий преступного и греховного, от которого наука права и положительные законодательства могли отказаться лишь к XIX веку. Богохульство из преступления государственного, каким оно признавалось в древнем мире, стало преступлением чисто религиозным, подсудным исключительно духовному суду, который, в особенности на Западе, расширил понятие, подведя под него не только всякое неуважение к христианскому богу и святым, но и неисполнение догматов и обрядов веры, колдовство и всевозможные суеверия. Виновному в богохульстве грозили серьёзнейшие наказания, часто пытки и мучительная казнь (см. Инквизиция и Аутодафе).

В кодексах XVIII всё ещё встречаются преступления против бога, но позднее даже сторонники теологического направления в праве, отождествляющие область права и религии, вынуждены были вернуться к древнеримскому взгляду на богохульство, то есть признать, что бог находится вне сферы человеческих отношений, недосягаем для преступных посягательств и не нуждается в защите земного правосудия; неисполнение же правил веры и обрядов вероисповедания не может быть предметом суждения светского суда, некомпетентного в оценке убеждений и требований совести. Кроме того, было признано, что принуждение к исполнению требований религии государственными наказаниями унижает прежде всего саму религию и ведёт к лицемерию и неверию. Уголовные законы могут и должны ограждать церковь как общество верующих, ограждать её мирное существование, закон может преследовать за оказание публичного неуважения к догматам и обрядам религии, так как этим нарушаются интересы и права личностей, может наказывать за нарушение благочиния в церквах и молитвенных домах, за препятствование свободного отправления богослужения и т. п., но во всех этих случаях объектом преступления будет не бог, вера или религия в целом, а отдельные верующие или церковь как учреждение, признанное и охраняемое государством. Сыграл свою роль и процесс перехода большинства цивилизованных государств к светскому состоянию, в результате которого религиозные учреждения утратили в значительной мере рычаги воздействия на политическую и правовую систему государств. В уголовных законах понятие «богохульство» было заменено на «оскорбление религиозных чувств», тяжесть наказания за которое существенно меньше, чем в былые времена за богохульство.

Тем не менее, в теократических государствах богохульство до сих пор остаётся преступлением, за которое может быть назначено наказание вплоть ло смертной казни. Так обстоит дело в исламских государствах. В исламе хула на Аллаха признаётся одним из тягчайших грехов (наряду с отступничеством), и по шариатскому праву она наказывается смертной казнью через побивание камнями.

Богохульство в Российской империи

В законодательстве Российской империи под богохулением разумелось всякое посягательство на всё признаваемое христианскою верой вообще и православной церковью в особенности божественным или священным, посягательство, проявляющееся в публичном выражении неуважения к догматам и обрядам христианской веры и православной церкви или порицании их.

Субъектом этого преступного деяния могло быть всякое лицо, объектом считались охраняемые правом «честь и уважение ко всему признаваемому божественным или священным христианскою верою вообще и православной церковью в особенности». По букве закона сюда относились: Единосущная Божественная Троица, Пречистая Дева Мария, Честный крест, бесплотные силы Небесные, Святые Угодники Божии, их изображения, Св. Писание, Св. Таинства и вообще религиозные догматы и обряды.

Весьма характерно, что так сурово закон подходил к богохульству только в отношении христианских, в особенности — православных святынь, боги и святыни прочих религий законом не оберегались. Публичное хуление мусульманином Аллаха или тунгусом — Будды не признавалось богохульством в смысле законодательства. При этом ругательство над еврейской Библией в публичном собрании могло быть подведено под понятие богохульства, так как под выражением «Священное Писание» закон понимал всю христианскую Библию, а следовательно, и Ветхий Завет тоже.

Хотя субъективной стороной богохульства признавался умысел «поколебать веру присутствующих или произвести соблазн», наказуемость не устранялась и в тех случаях, когда оно было совершено неумышленно и даже случайно, вообще без умысла оскорбить святыню, когда виновный не знал и не мог знать о преступности своего деяния.

Самым тяжким наказанием, а именно лишением всех прав состояния и ссылкой в каторжные работы на срок от 12—15 лет, закон грозил виновному в богохульстве, совершённом в церкви. За богохульство в ином публичном месте при многолюдном собрании виновный подвергался лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на время от 6—8 лет, а виновный в богохульстве, совершённом лишь при свидетелях, — лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдалённейших местах Сибири. Неумышленное богохульство, совершённое по неразумению, невежеству или пьянству, наказывалось тюрьмой. За недонесение о богохульстве недоносители приговаривались к тюрьме или аресту.

Интересно, что наказание за богохуление или порицание веры, совершённое посредством печатных или письменных, каким-либо образом распространяемых сочинений (ст. 181 Улож. о наказ.), было ниже, чем за публичное богохуление и порицание веры, хотя печать, могущая действовать на бесконечное число людей и на последующие поколения, представляет собою гораздо более опасное средство совершения этого преступления, чем слово, действие которого ограничено сравнительно незначительным числом слушателей и вовсе не долговечно. Причина этой странной постановки наказуемости неизвестно, можно лишь предполагать, что законодатель считал печатную форму менее доступной широкому кругу людей, ввиду их неразвитости, а вместе с тем и менее способной возбудить страсти толпы и вызвать беспорядок.



При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home