Яблоко (партия)

Российская демократическая партия «Яблоко»

Лидер: Григорий Явлинский
Дата основания: 1993
Штаб-квартира: Москва
Идеология: социал-либерализм
либеральная демократия
Сайт: http://www.yabloko.ru/

Росси́йская демократи́ческая па́ртия «Я́блоко» — политическая партия современной России. В 19932003 партия была представлена фракцией в Государственной думе России.

В Госдуме 1-го созыва фракция «Яблоко» была создана на базе избирательного блока Явлинский — Болдырев — Лукин (исходя из первых букв фамилий «ЯБЛ» и было придумано название партии), который получил около 7% голосов. На выборах в Госдуму 2-го созыва «Яблоко» получило около 7% голосов. На выборах в Госдуму 3-го созыва — 6% голосов. На выборах 2003 года «Яблоко» завоевало менее 5% голосов и не получило мест в Госдуме. В Госдуме фракция «Яблоко» выступала за прекращение войны в Чечне, за соблюдение прав человека в России, более справедливую приватизацию государственной собственности.

Содержание

История

Возникнув в ноябре 1993 как избирательный блок, уже в январе 1995 на своём Учредительном съезде «Яблоко» преобразовалось в общественное объединение. На этом съезде был избран Центральный Совет объединения во главе с Григорием Явлинским. Уже за этот небольшой период среди учредителей «Яблока» произошли изменения. В 1994 из блока ушла часть представителей Республиканской партии во главе с Владимиром Лысенко. В том же году на правах региональной организации к «Яблоку» присоединилась Региональная Партия Центра из Санкт-Петербурга. Одновременно началось создание региональных и местных отделений «Яблока».

В 1996 V Съезд «Яблока» подвёл итоги дискуссии о путях развития объединения и проголосовал за решение о постепенном преобразовании объединения в партию. На реализацию этой задачи ушло 7 лет. Принятый в 2001 Закон о политических партиях поставил все политические объединения перед жёстким выбором — либо превратиться в партию, которая в организационном плане должна соответствовать определенному набору требований, зафиксированных в новом законе, либо сохранить за собой лишь статус общественного объединения с неизбежной потерей претензий на значительную роль в политике. Это побудило все организации партийного типа, включая «Яблоко», ускорить преобразование в партии. Х съезд «Яблока» (декабрь 2002) завершил этот процесс. На съезде были приняты программа и устав партии и ее уточнённое название — Российская демократическая партия «Яблоко», избран новый руководящий орган — Федеральный Совет.

В 2003 партия насчитывала более 85 тыс. членов, состоящих в 74 региональных и местных отделениях. Перед Х съездом в партии развернулась острая дискуссия об основных направлениях партийного строительства, в ходе которой обсуждались две основные позиции. Согласно первой из них, сформулированной тогдашним первым заместителем руководителя фракции «Яблоко» в Думе Сергеем Иваненко, главную роль в партии должна играть парламентская фракция, а собственно партийный аппарат следует существенно сократить. Бывший заместитель председателя «Яблока» Вячеслав Игрунов выразил иную точку зрения — основное внимание следует уделить созданию партийной вертикали, строительству партструктур на местах, деятельность которых должна осуществляться на принципах жесткой дисциплины.

Осенью 2001 Игрунов, не согласившийся с возобладавшей в «Яблоке» линией партийного строительства, вместе с группой единомышленников вышел из партии. Выход Игрунова из партии и создание им нового политического объединения социально-либерального толка «СЛОН» не повлекли за собой раскол «Яблока». В итоге партию покинула лишь немногочисленная группа членов, а «СЛОНУ» так и не удалось стать заметной силой на российской политической сцене.

Процесс идеологического самоопределения партии

«Яблоко» как политическая партия возникло и развивалось в русле демократического движения. Подавляющее большинство партий и политических объединений этой направленности в идеологическом плане идентифицировали себя с доктриной либерализма. В российской политике 1990-х это означало прежде всего приверженность идеям личной свободы, открытой рыночной экономики, политической демократии, приоритету прав человека над интересами государства, общечеловеческим ценностям, имеющим универсальный характер. При этом зачастую понятие «либеральный» интерпретировалось как противовес политическим силам, выступавшим за реставрацию прежней коммунистической системы или за особый русский путь развития. В период борьбы за демонтаж коммунистического строя термин «либерализм» нередко использовался как синоним для обозначения принадлежности к антикоммунистическим силам.

«Яблоко» возникло как альянс политических групп, представлявших различные идеологические течения — либералов, социал-демократов, христианских демократов. В процессе формирования партии необходимо было определиться с тем, какую «нишу» в партийно-политическом спектре она займёт — станет ли она в конечном итоге либеральной или социал-демократической партией. Нужно было также решить, какая именно формула либерализма может наиболее точно выразить её идейное кредо. Решающим фактором, повлиявшим на идеологическое самоопределение «Яблока», стало отношение к происходившим в стране переменам, их содержанию, направленности, методам осуществления.

На II съезде «Яблока» (сентябрь 1995) был принят программный документ «Путь российских реформ», содержавший негативную оценку первых итогов российских преобразований, которые были охарактеризованы следующим образом:

  • политика — авторитарные тенденции, сопровождающиеся дезорганизацией и беспорядком;
  • экономика — не создан фундамент для экономического роста;
  • общество — нарастающее недовольство и разочарование вследствие ухудшения социальной обстановки и резкого падения уровня жизни.

В документе съезда было сформулировано принципиальное видение реформ:

  • реформы должны проводиться для большинства населения, то есть приоритетными должны быть социальные цели, а не достижение экономической эффективности и сбалансированности государственного бюджета любой ценой.
  • реформы должны осуществляться как институциональные преобразования — при этом приоритетную роль должны играть структурная перестройка экономики, активная промышленная политика, институциональные изменения, а либерализацию экономики нужно проводить постепенно, неравномерно по различным отраслям экономики в зависимости от их подготовленности к рыночной трансформации.

Партия подтвердила приверженность идеям гражданских свобод, соблюдению прав человека, разделению властей, свободной конкуренции в экономике — т. е. базовым принципам либерализма.

Была выдвинута идея демократизации политической системы России через возвращение парламенту контрольных полномочий, устранение возможности присвоения одним органом государственной власти полномочий других органов, чёткое определение ответственности Правительства РФ перед Федеральным Собранием через предоставление парламенту возможностей влиять на назначение ключевых министров.

Выдвижение этих принципов означало утверждение «Яблока» в качестве политического объединения социально-либерального типа.

Яблоко о российской специфике

По мнению основателей партии «Яблоко», европейские модели социального либерализма гораздо ближе к российским реалиям, чем социальное государство в США, при котором личность значительно меньше защищена от колебаний на рынке, а объём социальных обязательств государства перед гражданами существенно ниже.

Обосновывая свою позицию, они делали акцент на национальной специфике, обусловливающей трудности внедрения принципов либерализма на российской почве. Признавая цивилизационную, социокультурную специфику России, лидеры «Яблока» настаивали на необходимости учитывать её при осуществлении реформ. Эта специфика в первую очередь включает в себя традиционно высокую роль государства в хозяйственной жизни страны, устойчивую ориентацию значительных слоёв населения на социальную помощь со стороны государственных институтов.

Анализируя особенности социально-экономической и исторической эволюции России, представители «Яблока» особое внимание уделяли диспропорциям в развитии нашей страны.

Так, в России доля населения, адаптированная к условиям рынка, значительно ниже, чем в западных странах. Это объясняется как спецификой истории России, так и последствиями неудачных реформ.

В российской экономике и социальной сфере существуют огромные диспропорции, обусловленные природно-географическим положением различных регионов. Существенны также различия между центром и периферией, между развитыми и депрессивными районами. В результате неудачных реформ заметную роль стали играть диспропорции между бизнес-элитой, обогатившейся в ходе приватизации, и средними социальными слоями, а также между олигархическими группами, получающими преференции в силу своей близости к структурам власти, и большинством российского населения.

В ходе реформ возникли и диспропорции социокультурного характера между группами населения, ориентированными на индивидуальный успех, и огромной частью общества, живущей традиционными ценностями. Помимо этого обострились диспропорции в социальной структуре общества, между поколениями, особенно из-за наличия значительного по численности необеспеченного и социально незащищенного слоя людей старшего поколения.

Для успеха реформ необходимо устранение этих диспропорций, что возможно лишь при эффективной регулирующей роли государства. По мнению представителей «Яблока», экономическая программа современных российских либералов должна заключаться в том, чтобы, не нарушая законов и принципов функционирования свободного рынка, проводить политику социального и хозяйственного выравнивания, используя для этого преимущественно экономические методы регулирования.

Ориентации на европейскую модель развития и на социальный либерализм закреплены и в программе партии, принятой на Х съезде в декабре 2001.

Яблоко и социал-демократия

Среди создателей «Яблока» была и группа социал-демократов, однако в результате долгих дискуссий «Яблоко» первоначально отказалось идентифицировать себя как чисто социал-демократическая партия. В этой связи Григорий Явлинский, говоря о задачах партии на V съезде «Яблока», отмечал, что «наша идеологическая модель строится на основе необходимости сочетания в России либерального и социал-демократического подходов. Это особенность России, в которой мы должны быть либералами, чтобы защищать частную собственность, добиваться снижения налогов, максимальных свобод для предпринимателей, масштабного развития частного предпринимательства, потому что без этого невозможно создать „общественный пирог“. Но мы не можем забывать, что Россия — это страна, которая не может существовать без бесплатного образования, без качественной бесплатной медицины. Мы не можем забывать, сколько у нас пенсионеров, сколько инвалидов, сколько у нас территорий, которые сегодня еще не впишутся в либеральный подход… Мы должны делать всё для того, чтобы либеральные основы экономики были как можно глубже, и одновременно решать первоочередные социальные задачи страны».

В первой половине 1990-х годов, в условиях жёсткого идейно-политического раскола российского общества, идеи социализма вообще не пользовались популярностью в демократическом движении. Дистанцирование «Яблока» от социал-демократии проявлялось не только в политическом, но и в идеологическом плане. Это, в частности, проявлялось в отношении партии к такому базовому идейно-теоретическому принципу социал-демократии, как социальная справедливость. В 1995 Григорий Явлинский говорил: «Тезис о социальной справедливости — один из самых опасных тезисов, которые могут существовать. Множество раз доказано, что борьба за социальную справедливость рано или поздно кончается страшными трагедиями. Поэтому для нашей страны правильным был бы тезис не о социальной справедливости, а о социальной приемлемости. Это динамическое положение, которое предполагает, что на разных этапах, в разных условиях общество может соглашаться с теми или иными социальными издержками. Особенно в период реформ. И если, вместо того, чтобы организовать эффективное хозяйство, мы снова начнём добиваться справедливости, понимая при этом, что её не существует, что это абстрактный тезис, мы вновь и вновь будем подталкивать людей к социальным конфликтам».

Позднее отношение «Яблока» к понятию социальной справедливости стало меняться. Жёсткий идейно-политический раскол российского общества на сторонников и противников реформ стал уходить в прошлое. Партийная система в стране в значительной мере стабилизировалась, и именно «Яблоко» начало по ряду ключевых позиций в этой системе выполнять функции, которые теоретически могла была бы осуществлять партия социал-демократического толка. Эти обстоятельства подталкивали «Яблоко» в направлении постепенной социал-демократизации. В идеологическом плане это проявилось, в частности, в том, что в новой программе партии, принятой на Х Съезде, «социальная справедливость» трактуется уже как важнейшее условие существования свободного общества в России на основе раскрепощения частной инициативы и развитой системы социальной поддержки.

Таким образом, можно констатировать, что, возникнув как социал-либеральная партия, «Яблоко» претерпевает определенную идеологическую эволюцию в сторону большей «социал-демократизации».

Яблоко как демократическая оппозиция исполнительной власти

Роль демократической оппозиции исполнительной власти, которую «Яблоко» играло практически в течение всего периода президентства Ельцина, неприятием политического и социально-экономического курса, проводившегося главой государства и сформированными им правительствами. Дело дошло до того, что в мае 1999 фракция голосовала за импичмент главе государства — основная масса депутатов поддержала обвинение президента в развязывании войны в Чечне, а 24 депутата голосовали и за импичмент Ельцину по обвинению в вооружённом разгоне Верховного Совета в октябре 1993. «Яблочники», однако, отказались поддержать другие статьи обвинений, в том числе предложенную КПРФ статью о «геноциде русского народа».

Критикуя президентскую и правительственную политику, регулярно голосуя против проектов государственных бюджетов, вносимых Кабинетом министров в Думу, «Яблоко» тем не менее сохраняло готовность к конструктивному сотрудничеству с исполнительной властью. Правда, при этом партия формулировала жёсткие условия для такого сотрудничества, смысл которых заключался в том, что сотрудничество с правительством — и даже вхождение представителей «Яблока» в его состав — возможны лишь в случае признания Кабинетом министров «яблочной» программы действий, в результате чего «яблочники» получат возможность реализовывать ее от имени правительства. Отсюда следовала жёсткая установка — если идти в правительство, то только командой.

Исполнительная власть в целях ослабления оппозиции использовала в отношении неё гибкую тактику — в частности, иногда приглашая представителей оппозиционных партий для работы на высоких постах в президентских и правительственных структурах. При этом представители оппозиции в случае согласия оказывались вынужденными проводить официальную правительственную политику, против которой они до этого выступали. Исполнительная же власть извлекала из подобных кадровых решений немалые политические дивиденды, представляя их как успешные действия, направленные на консолидацию политического класса и общества в целом.

Стремление привлечь к работе правительства представителей оппозиции каждый раз возникало у властвующей элиты в ситуациях, когда ей остро требовалось расширение базы поддержки в обществе и в политических кругах. Так, в частности, произошло в ходе президентской избирательной кампании 1996, исход которой до последнего момента был неясен. Это обстоятельство и заставило окружение Президента Ельцина в целях расширения его электоральной поддержки обратиться с предложением к Явлинскому войти в состав правительства. Лидер «Яблока» в качестве условия потребовал отправить в отставку ряд руководителей правительства и администрации Президента, которые, по его мнению, несли ответственность за прежний политический курс (премьер-министра Виктора Черномырдина, первого вице-премьера Олега Сосковца, руководителя администрации президента Николая Егорова, руководителя Службы безопасности Президента РФ Александра Коржакова, директора ФСБ Михаила Барсукова, министра обороны Павла Грачева), а также прекратить войну в Чечне, внести серьезные коррективы в социально-экономическую политику. Эти условия приняты не были, и вхождение Явлинского и его команды в правительство не состоялось.

Некоторые члены фракции «Яблоко», профессионалы в своей области, всё же принимали предложения исполнительной власти — в ноябре 1997 Михаил Задорнов возглавил Министерство финансов в правительстве Виктора Черномырдина и занимал этот пост до июня 1999, сохраняя его также в правительствах Сергея Кириенко и Евгения Примакова. Оксана Дмитриева в мае 1998 согласилась войти в правительство Кириенко в качестве министра труда и социальной защиты, где проработала до августа того же года. Оба эти случая закончились исключением из партии. Впоследствии Задорнов, прошедший на парламентских выборах 1999 в Думу по одномандатному округу, присоединился к думской фракции «Яблока», но его членство в партии так и не было восстановлено.

Яблоко после Ельцина

После избрания Владимира Путина Президентом Российской Федерации в марте 2000 политическая ситуация в стране значительно изменилась. Общественная поддержка нового главы государства — в отличие от Ельцина во время второго срока его правления — была чрезвычайно высокой. Даже в электорате «Яблока» Путин стал самым популярным политиком, опередив самого Явлинского.

Новая политическая линия «Яблока» в изменившихся условиях состояла в том, чтобы, поддерживая в целом курс президента Путина, не вступая, по возможности, в конфронтацию с ним, одновременно жёстко противостоять попыткам правительства использовать прежние подходы при осуществлении следующего этапа рыночных реформ.

«Яблоко» выступало с критикой правительства Михаила Касьянова в течение всего срока полномочий Думы третьего созыва, особенно по мере приближения думских выборов. В июне 2003 фракция проголосовала за вотум недоверия правительству, который, однако, не был одобрен Думой.

Яблоко и другие демократические объединения

Одним из важнейших факторов, определявших политическую позицию «Яблока», всегда были его взаимоотношения с другими партиями, движениями и объединениями, входившими в демократическое движение. Как известно, «Яблоко» возникло в 1993 как альтернатива господствовавшим в то время в демократическом движении взглядам на реформы и методы их проведения. Возможно, поэтому в дальнейшей истории «Яблока» такую значительную роль сыграла идея о необходимости восстановления единства демократического движения. Эта идея каждый раз приобретала особую остроту и политическую актуальность в периоды подготовки и проведения общенациональных избирательных кампаний по выборам Государственной Думы и Президента Российской Федерации.

Между тем единство демократического движения, зародившегося в конце 1980-х на волне борьбы за демонтаж коммунистической общественной системы, имело специфическую природу. В тот период оно скреплялось прежде всего общим неприятием демократами этой системы. Представления о будущем России, о путях его достижения уже тогда были различными у разных объединений демократической направленности. Эти различия еще более углубились после краха коммунизма и начала рыночных реформ. «Яблоко» как политическая партия родилась из отрицания практики реформ, проводившихся доминирующей в демократическом движении силой, которая консолидировалась тогда вокруг Егора Гайдара и его команды реформаторов в правительстве России. В канун первых выборов в Думу сторонники Гайдара создали партию «Выбор России» (ВР), позднее «Демократический Выбор России» (ДВР), которая впоследствии совместно с другими партиями и объединениями создала партию Союз Правых Сил (СПС). Наряду с «ЯблокоМ» именно эта партия стала играть ведущую роль в демократическом движении России 1990-х годов и начала XXI века.

При строительстве отношений с ВР/ДВР/СПС «Яблоко» исходило из того обстоятельства, что как раз отрицание прежней практики и ошибок демократов, прежде всего группы Гайдара, и побудило Явлинского и его команду выработать собственную концепцию демократических реформ. В этих условиях о «механическом» объединении демократов не могло быть и речи.

«Яблоко» всегда подчеркивало, что воссоединение возможно только в том случае, если ключевые идеи, выдвинутые партией, будут одобрены партнёрами по демократическому движению. Однако, как показал опыт 1990-х годов, разногласий между двумя партиями по кардинальным проблемам оказывалось несомненно больше, чем общих точек соприкосновения.

Ещё в апреле 1996 Явлинский подробно охарактеризовал противоречия между «ЯблокоМ» и ДВР: «У меня с Егором Тимуровичем [Гайдаром] много разногласий по экономическим, политическим и даже этическим вопросам: я осуждал политику конфронтации, приведшую к октябрьской трагедии 1993, а он — нет; „Выбор России“ подписал Договор об общественном согласии с Жириновским и Ельциным, а я — нет; Гайдар против экономического союза с бывшими республиками СССР, а я — за; он не считает жизненно важными региональные реформы, а я уверен, что они основа реформирования России; он пропагандирует финансовую стабилизацию, а я считаю самыми главными на сегодняшний день вопросы собственности, приватизации и демонополизации; „Выбор“ считает, что рынок сам всё отрегулирует, а мы уверены, что без промышленной политики все равно ничего не получится; они думают, что выживать должен сильнейший, мы предлагаем поддерживать прежде всего мелкий и средний бизнес, создать систему социальной защиты населения; они говорят, что удастся снизить инфляцию без создания реальной конкуренции и демонополизации, мы заявляем, что таким образом по-настоящему это сделать нельзя; они третий год подряд поддерживают бюджет, чем одобряют политику правительства в целом, мы три года единогласно голосовали против».

Различия между ВР/ДВР/СПС и «ЯблокоМ» сводились не только к идейным расхождениям их лидеров и политических платформ. Несмотря на некоторые пересечения электоратов, так называемые «ядерные» группы избирателей обеих партий существенно различаются. В отличие от электората «Яблока», среди избирателей ВР/ДВР/СПС много тех, кто входит в верхнюю группу по доходам. В целом по сравнению с «ЯблокоМ» избиратели ВР/ДВР/СПС настроены более индивидуалистично, они негативно относятся к социальной солидарности. Они в большей степени конформисты, считающие, что ради личного успеха можно и поступиться принципами. В мировоззренческом плане электорат ВР/ДВР/СПС склоняется к тому, что в ходе реформирования российского общества приоритет должен принадлежать социально-экономическим преобразованиям, а методы их осуществления и соотнесённость с демократическими процедурами не столь уж и важны.

К числу примеров успешного сотрудничества демократических партий можно в первую очередь отнести их совместную борьбу против Первой чеченской войны (1994-1996).

Новый оборот проблема единства демократических сил приобрела после избрания Владимира Путина Президентом России. Этому способствовало, как минимум, два обстоятельства.

Во-первых, после декабрьских выборов 1999 в Думе поначалу сложился союз между прокремлёвской фракцией «Единство» и КПРФ — располагая парламентским большинством, они взяли в свои руки распределение руководящих постов в Думе. Это давало основания предполагать, что такой союз может стать базой консервативных сил и превратиться в серьёзное препятствие для продолжения реформ. Сложившаяся ситуация объективно содействовала консолидации демократических сил.

Во-вторых, неудачное в целом выступление «Яблока» на думских выборах привело к появлению настроений в пользу объединения демократов. В конце 2000 — начале 2001 думскую фракцию партии покинули известные политики — депутаты Николай Травкин и Елена Мизулина, которые мотивировали свой уход тем, что назревшее, по их мнению, объединение двух ведущих демократических партий не находит поддержки у руководства «Яблока».

«Яблоко» оказалось перед необходимостью скорректировать прежнюю позицию в отношении проблемы объединения демократов. С одной стороны, нельзя было не учитывать роста настроений в пользу объединения среди сторонников «Яблока», но, с другой, даже идя на переговоры с СПС, важно было последовательно отстаивать принципиальные позиции партии.

В июне 2000 «Яблоко» и Союз правых сил подписали соглашение "О мерах по объединению политических общественных организаций СПС и «Яблоко». Стороны договорились о таких направлениях сотрудничества, как выдвижение на следующих думских выборах единого списка кандидатов; поддержка на всех региональных и местных выборах единых согласованных кандидатов; принятие мер к созданию объединённых организаций на местах; определение организационно-правовой формы будущей единой коалиции; создание Объединённого политического совета.

Во исполнение достигнутого соглашения был создан Координационный совет «Яблока» и СПС. Удалось достигнуть успешного взаимодействия двух фракций в Думе. Многие демократические активисты возлагали большие надежды на формирующуюся коалицию. Лидеров двух партий — Григория Явлинского и Бориса Немцова — связывали давние личные отношения. В апреле 2001 Григорий Явлинский выразил своим партнёрам благодарность за то, что, несмотря на решение СПС поддержать на президентских выборах 2000 Владимира Путина, лидеры партии Борис Немцов и Ирина Хакамада оказали личную поддержку Явлинскому. Именно с этого времени, как сказал лидер «Яблока», и начала формироваться эта коалиция.

Однако вскоре ситуация начала меняться. В Думе постепенно сформировалось новое большинство из центристских прокремлёвских фракций (Единство, ОВР, Регионы России), а КПРФ была оттеснена в оппозицию. Президент и правительство инициировали переход к следующему этапу реформ. В этих условиях снова проявились серьёзные разногласия между двумя партиями по коренным проблемам реформирования страны. Камнем преткновения стало предложение СПС о выдвижении единого кандидата от демократических сил на президентских выборах 2004. Реакция «Яблока» была негативной. СПС предложил определить кандидата на основе итогов парламентских выборов, рассматривая их как рейтинговое голосование. «Яблоко» отказалось, предложив перенести решение этой проблемы на Демократическое совещание с участием широкого круга различных общественных организаций и гражданских инициатив и оценивать рейтинг кандидатов на основе послепарламентских социологических исследований, заказанных различным институтам.

В ответ на инициативы СПС «Яблоко» стало настаивать на том, чтобы прежде всего определиться по программным позициям — например, определить отношение к предложенной Правительством реформе РАО «ЕЭС» России. Но СПС такая проблематика переговоров не устраивала. Нежелание «Яблока» идти на союз с СПС на его условиях снова вызвало негативную реакцию в прессе.

В ноябре 2002 «Яблоко» отказалось от идеи совместных предвыборных списков с СПС. В итоге к концу 2002 отношения между партиями снова переросли в серьёзный конфликт, а планы развития сотрудничества между ними были фактически сорваны.

Руководство «Яблока» переориентировалось на укрепление партнёрских связей с другими демократическими организациями, гражданскими инициативами и отдельными общественными деятелями демократического толка в рамках Демократического совещания, идея которого была выдвинута Явлинским ещё весной 2000.

В январе 2003 «Яблоко» предложило для обсуждения проект объединительной платформы для демократов — Хартию новой демократической коалиции. Общие принципы «Хартии» направлены на построение в России демократического правового государства, реально обеспечивающего права и свободы человека; цивилизованной современной рыночной экономики европейского типа; гражданского общества; справедливой системы социальной защиты.

На парламентских выборах 7 декабря 2003 ни «Яблоко», ни СПС не смогли преодолеть 5% барьер и не провели своих представителей в Думу по партийным спискам. Единственным примером совместного выступления двух партий на выборах стал Чертановский избирательный округ № 204 в Москве, где кандидат в депутаты Государственной Думы Владимир Кара-Мурза-мл. был официально поддержан как СПС, так и «Яблоком».

Яблоко и КПРФ

Как оппозиционной партии «Яблоку» приходилось нередко совместно голосовать с КПРФ не только за вотумы недоверия правительству, но и против разработанных кабинетом министров законодательных инициатив — в частности, в области социальной политики. Тем не менее руководство «Яблока» настаивает на том, что у них и КПРФ различные цели, радикально отличающееся понимание задач, стоящих перед Россией. Между представителями двух партий в Думе разгорались ожесточённые дискуссии, касавшиеся вопросов как текущего законодательства, так и актуальных политических проблем. У «Яблока» и КПРФ — разные электораты, в результате чего эти партии практически не пересекаются на выборах.

Яблоко и ЮКОС

Руководство «Яблока» никогда не отрицало, что получало финансовую помощь от ведущих российских деловых групп — в частности, от руководителей нефтяной компании ЮКОС. «Яблоко», получая, как и другие партии, такую помощь, всегда исходило из того, что это не должно налагать на нее жёстких политических обязательств, выполнение которых может обесценить партийную программу и тем самым дискредитировать «Яблоко» в глазах избирателей. Известны случаи, когда партия отстаивала в Думе позиции, отличные от тех, на которых настаивали её спонсоры. Получение помощи от ЮКОСа — скорее, лично от Михаила Ходорковского, однако, сыграло зловещую роль для партии — существуют мнения, что именно это стало поводом для кампании по дискредитации партии, в результате которой партия проиграла парламентские выборы 2003.

22 апреля 2005 в связи с завершением судебного процесса над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым Григорий Явлинский выступил с открытым заявлением, в котором указал, что этот процесс не имеет «ничего общего с укреплением законности в стране или хотя бы установлением какого-то порядка… Вместо этого он создал в стране атмосферу запугивания и правового хаоса… Число процедурных нарушений в ходе процесса превзошло все возможные пределы, и последствия этого преодолевать придётся очень долго. Наверное, со времён Сталина и расстрельных „антиворовских“ указов Хрущёва 50-х гг. так показательно и грубо не нарушалось право. И после такого громкого прецедента это повлечёт роковые последствия для тысяч предпринимателей по всей стране».

По мнению Явлинского, организуя судебный процесс, российские власти ставили три задачи: не допустить продажи компании «ЮКОС» иностранцам, запугать и подчинить себе российский крупный бизнес, а также поставить «ЮКОС» под контроль определенной группы государственных чиновников. При этом, «поскольку ни одна из задач не могла быть достигнута законными методами…, использована была грубая сила, под прикрытием, насколько возможно, квазиправовых процедур».

Явлинский считает, что этим процессом «политическая верхушка страны начинает новый этап: физическое преследование и, возможно, уничтожение друг друга… Это война, не имеющая конца. Ее цель — уничтожение людей из высших эшелонов власти и бизнеса, нынешних и бывших, уничтожение судеб их близких и семей».

«Такое колесо только покати — и его не остановить. Репрессии — месть, новые репрессии — новая месть. Неужели непонятно, что с нынешней верхушкой будет всё то же самое уже через несколько лет…? Сталинское кровавое двадцатилетие показало, что репрессии внутри политического класса непрерывны и бессмысленны — все живут в атмосфере страха перед будущим. Потому. что, если наша страна учует запах репрессий и крови, она долго не остановится. Расстрел 93-го и последовавшая война 94-го, продолжающаяся более 10 лет, — это из этой области…

Посадка в тюрьму Ходорковского и Лебедева — путь именно туда, в репрессии и месть. После этого в безопасности не может уже себя чувствовать никто — ни обвиняемые, ни обвинители, ни члены их семей. Это путь к самоуничтожению нации и страны.

Политический класс и верхушка бизнеса России должны понять, что день объявления приговора о тюремном заключении является фактическим началом физического взаимоуничтожения»…

Явлинский призывает к достижению соглашения между бывшим и нынешним политическим руководством России и представителями крупного бизнеса о прекращении личных репрессий. Такое соглашение может быть неприемлемым с формальной точки зрения, но оно диктуется «реальными законами российской жизни». Он предлагает «поставить вопрос о принятии пакета законов, раз и навсегда дающих правовую и политическую оценку итогам приватизации 90-х гг., однозначно подтверждающих неприкосновенность прав частной собственности, но при этом защищающих власть от агрессии крупного бизнеса и устанавливающих определенные ограничения, в частности антимонопольные… Вне сомнения, принять решение может только президент Путин. Нужно исходить из реальностей — итог дела „ЮКОСа“, заключение или незаключение Ходорковского в тюрьму, как и срок этого заключения, всецело зависят от решения Владимира Путина. Он фактически несёт за него политическую и моральную ответственность. Не надо, пользуясь своим властным положением, сажать своих противников (или противников своего окружения) в тюрьму. И так уже многое произошло, чтобы сделать ситуацию необратимой, но в главном — в том, что касается жизни людей, еще есть возможность остановиться».

(цит. по статье в газете «Ведомости» от 22 апреля 2005).

Яблоко и чеченский конфликт

По мнению партии «Яблоко», чеченская проблема — одна из самых сложных и болезненных в российской политике 1990-2000-х годов. Она возникла как результат трагического пересечения различных факторов, прежде всего авантюризма тогдашнего российского руководства, втянувшего Россию в затяжной кровавый конфликт, который унёс сотни тысяч жизней и создал условия для криминального бизнеса в Чечне. Чеченская война обременила экономику огромными военными расходами, создала реальную угрозу безопасности жизни сотен тысяч людей, существенно подорвала общественную мораль и репутацию России на международной арене.

Позиция партии по чеченской проблеме на различных этапах её развития не была одинаковой. Так, «Яблоко» заняло однозначную антивоенную позицию в ходе Первой чеченской войны.

После разгрома Верховного Совета в 1993, постоянных провалов в экономической политике ситуация в Чечне — вооружённый сепаратизм на юге России — давал руководству страны удобный повод решить сразу несколько проблем федеральной власти. Многие из окружения президента Ельцина считали, что быстрая и победоносная военная акция в Чечне предоставит отличную возможность продемонстрировать силу, решительность и способность навести порядок в стране. К тому же на тот момент чрезвычайно возросла мощь чеченских криминальных сообществ на российской территории, а Джохар Дудаев своими действиями довел республику до полной экономической деградации, постоянных внутренних вооружённых конфликтов и открыто стал на путь сепаратизма.

Партия «Яблоко», однако, полагает, что восстановление конституционного порядка в стране и демонстрация силы — это совершенно разные вещи, тем более когда демонстрация силы проводится исключительно с целью повышения рейтинга власти и отвлечения народа от социально-экономического кризиса в стране.

29 ноября 1994 президент России Борис Ельцин выступил по радио с обращением, в котором предъявил ультиматум всем участникам вооружённого противоборства в Чечне с требованием в течение 48 часов с момента обращения прекратить огонь, сложить оружие, распустить все вооружённые формирования, освободить всех захваченных и насильственно удерживаемых граждан. В противном случае Ельцин обещал использовать все имеющиеся силы для наведения конституционного порядка в Чечне.

9 декабря 1994 президент подписал очередной указ, фактически открывший дорогу началу военных действий федеральных сил против чеченских сепаратистов.

Уже 5 декабря «Яблоко» получило информацию о подготовке крупной войсковой операции по захвату Грозного. В этот же день Григорий Явлинский выступил в Думе с заявлением от имени фракции с целью предотвращения войны. Лидер «Яблока» предложил немедленно начать переговоры с Джохаром Дудаевым о путях решения проблемы. Кроме того, в этом заявлении предлагалось отправить в Чечню делегацию, состоящую из Явлинского и ряда других депутатов, готовых заменить в Чечне российских военнопленных танкистов — офицеров и солдат Кантемировской дивизии, участвовавших в неудачной попытке штурма Грозного 26 ноября, якобы осуществлявшегося силами антидудаевской оппозиции — и остаться на положении заложников вплоть до начала переговоров власти с Дудаевым.

Джохар Дудаев согласился встретиться с российскими депутатами, в числе которых были Григорий Явлинский и Сергей Юшенков. Депутаты прибыли в Грозный, но переговорный процесс был сорван — по мнению Явлинского, это произошло потому, что «переговоры не входили в план властей на маленькую победоносную войну».

Мирные инициативы «Яблока» не были восприняты ни широкими массами, ни Государственной Думой. Явлинского обвинили в стремлении сделать политическую рекламу на вызволении из плена российских военнослужащих, а внесённый фракцией «Яблоко» 20 декабря 1994 на рассмотрение Государственной Думы законопроект «О делегациях по урегулированию вооружённого конфликта в Чеченской республике» большинство депутатов Думы отказалось рассматривать.

В законопроекте были сформулированы основные принципы мирного урегулирования: прекращение огня, развод войск, поэтапное разоружение чеченских группировок и поэтапный отвод федеральных войск, обмен пленными, гуманитарная помощь. Решение политических вопросов, прежде всего о статусе Чечни, предлагалось отложить на будущее для отдельных переговоров.

«Лёгкой войны», однако, не получилось. Война нанесла тяжёлый удар по российскому обществу. Ужасные реалии боевых действий, огромные потери в войсках, нарушения прав человека благодаря средствам массовой информации стали достоянием широкой общественности. В результате этого у большей части населения вскоре сформировалось негативное отношение к этой войне.

Захват Грозного боевиками в марте 1996, через год после того, как город был взят федеральными войсками, продемонстрировал неспособность российских сил контролировать занятую с большими потерями территорию.

Полная бесперспективность военных действий в Чечне и президентские выборы в России в 1996 подстегнули руководство страны к мирному урегулированию конфликта. В июне 1996 после ряда неудачных попыток в Назрани было подписано соглашение о прекращении боевых действий и последующем мирном процессе между Грозным и Москвой.

Но вскоре эти договорённости были сорваны, в августе 1996 сепаратисты вновь заняли Грозный. В конце августа в Хасавюрте был подписан новый договор на худших для федеральных властей условиях.

В Государственной Думе на Хасавюртовские соглашения обрушилась волна критики, обвинения в пораженческих настроениях и антипатриотизме. Единственной фракцией, поддержавшей Хасавюртовские соглашения, была фракция «Яблоко».

Спустя 3 года, когда Дума пыталась решить вопрос об отрешении Бориса Ельцина от власти, «Яблоко» поддержало обвинения президента в развязывании войны в Чечне. В своем выступлении Григорий Явлинский подчеркнул, что «Яблоко» принимает участие в процедуре обвинения президента потому, что «…российская власть должна знать, что за все свои противоправные действия, умышленные или не вполне осмысленные, она неотвратимо будет нести ответственность. Этого не было в российской истории ни при монархии, ни тем более при коммунистах. Эта задача — не сиюминутная, она относится к фундаментальным вопросам нашей государственности.

Именно с этих позиций мы подходим к оценке самого кровавого события на территории нашей страны после смерти Сталина — к Чеченской войне. Война в Чечне унесла жизни многих десятков тысяч людей, большинство из которых мирные граждане… На этой войне предали и унизили российскую армию. Поэтому мы считаем справедливым выдвижение обвинения против Президента РФ Ельцина Бориса Николаевича и вменяем ему в вину:

  • действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, а также охраняемых законом интересов общества и государства;
  • применение насилия и угрозы его применения;
  • применение оружия и специальных средств с причинением тяжких последствий…

Мы вменяем ему в вину использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы при том, что эти деяния совершены из личной политической заинтересованности и повлекли тяжкие последствия.

Мы вменяем ему в вину халатность, означающую неисполнение своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшую за собой смерть людей и другие тяжкие последствия.

…Ответственность за эту войну несут не только Ельцин и режим Дудаева. Её несут ещё военные руководители, отдававшие и выполнявшие преступные приказы, глава правительства Черномырдин, его заместители, министры, несут эту вину и политики, одни из которых поддержали эту войну, другие не захотели остановить, а третьи — не смогли.

Однако и мы, „Яблоко“, несем ответственность, потому что сделали не всё возможное, не все наши ресурсы были брошены на прекращение бойни.

Поскольку уже никто не может исправить то, что случилось, есть только одна ответственность — создать такие условия, при которых случившееся никогда не повторится.

Мы, „Яблоко“, считаем себя обязанными сделать все возможное для того, чтобы максимально уменьшить вероятность повторения таких трагедий в будущем. Мы обязаны сегодня создать прецедент наказуемости власти за преступления. Неотвратимая ответственность и наказуемость власти за преступления перед собственным народом и есть настоящая демократия».

В период между Первой и Второй чеченскими войнами не был использован шанс для налаживания нормальной мирной жизни на территории Чечни и восстановления ее экономики. В результате Чечня превратилась в базу криминальных элементов не только всего СНГ, но и других государств. В Чечню под предлогом защиты ислама проникли исламские радикалы. С их помощью на южных рубежах России возникла зона насилия, с территории которой стала исходить реальная угроза безопасности всей страны.

Ситуация вокруг Чечни снова обострилась летом 1999, когда чеченские отряды начали боевые действия на территории Дагестана, стремясь создать там «исламское государство». В итоге события быстро переросли во Вторую чеченскую войну.

«Яблоко» предлагало не исключать в принципе возможности переговоров с частью сепаратистов и предупреждало об опасности вхождения федеральных сил на территорию горной Чечни, не отвергая при этом возможности проведения военной операции на равнинной части этой республики. Однако эти предложения не были даже рассмотрены российским руководством.

В октябре 2002 в ходе захвата чеченскими террористами заложников в театральном центре на Дубровке в Москве одним из требований бандитов стало участие в переговорах Григория Явлинского как политика и человека, которому можно верить. Явлинский, вернувшись срочно в Москву, провёл переговоры с террористами, но, к сожалению, результата это не дало.

После трагедии Григорий Явлинский сделал заявление, которое выразило официальную точку зрения партии «Яблоко»:

«Мы твёрдо считаем, что не может быть оправдания терроризму — ни политического, ни религиозного, ни благими целями, ни даже так называемыми „симметричными и ответными“ мерами, ни какого-либо другого. Убийству или угрозе, шантажу убийством ни в чём не повинных, беззащитных людей оправданий не бывает. В этом смысле причиной терроризма являются не бедность или страдания и даже не месть (которая направлена на виноватого), а безграничная подлость…

Несомненно, вставшие на путь террора должны быть преданы правосудию либо, если это невозможно, ликвидированы. Однако происшедшее с новой остротой ставит вопрос об урегулировании вооруженного конфликта в Чечне, о прекращении зачисток, пыток, похищения людей, внесудебных расправ, издевательств, беспредельного физического насилия — по существу о прекращении жесточайшей войны по изничтожению целого народа. Требуется многократная активизация всех усилий по поиску политических путей прекращения войны. Из этой трагедии необходимо извлечь все уроки».

Молодёжное отделение

Молодёжная организация образована в 1995 Объединением «Яблоко» для выражения своих позиций по всем информационным поводам.

В настоящий момент «Молодёжное Яблоко» является внутрипартийным молодежным объединением Российской демократической партии «Яблоко». Федеральная структура «Молодежного Яблоко» включает более 35 региональных молодежных отделений РДП «Яблоко» и объединяет более 2500 человек.

См. также

Ссылки


Политические партии России
зарегистрированные
Аграрная партия России | Всероссийская политическая партия «Свободная Россия» | Демократическая партия России | Политическая партия Евразийский Союз | Единая Россия | Коммунистическая партия Российской Федерации | Концептуальная партия «Единение» | Либерально-демократическая партия России | Народная воля | Народная партия Российской Федерации | Народно-патриотическая партия России | Народно-республиканская партия России | Партия возрождения России | Партия мира и единства | Партия развития регионов «Природа и общество» | Партия социальной справедливости | «Патриоты России» | Политическая партия «Социальной защиты» | Республиканская Партия России | «Развитие предпринимательства» | Родина | Российская коммунистическая рабочая партия| Российская Конституционно-демократическая Партия | Российская Национал-Консервативная партия  | Российская объединённая промышленная партия | Российская партия жизни | Российская партия мира | Российская партия пенсионеров | Российская экологическая партия Зелёные | Свобода и народовластие | Социал-демократическая партия России  | Социалистическая единая партия России | Союз людей за образование и науку | Союз Правых Сил | Яблоко 
незарегистирированные или лишённые регистрации
Союз зелёных России | Истинные патриоты России | За Русь Святую | Созидание | Консервативная Партия России | Российская партия труда | Свободная Россия | Партия самоуправления трудящихся | Национал-большевистская партия
Планируемые партии
Справедливая Россия -объединение (Родина, Партия жизни, Российская партия пенсионеров. 28 октября на съездах 3 партии решили объединиться. 1 съезд новой партии должен пройти в 2007
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home