Барзани, Мустафа

Барзани, Мустафа (Молла Мустафа) (Mele Mistefa Barzanî) (14 марта1903, Барзан1 марта 1979, Вашингтон) — видный курдский военный и политический деятель, лидер национально-освободительного движения в Иракском Курдистане.

Содержание

Детство и юность

Барзани родился 14 марта 1903 года в поселке Барзан, в семье лидера одноименного племени, шейха Мухаммеда. Отец вскоре после этого умер, и Мустафу воспитывли его братья, шейх Абдель-Салям, а после ареста последего турками (1914) и казни — шейх Ахмед Барзани. Сам Барзани рассказывал, что его первым детским воспоминанием является арест его семьи турками (после очередного восстания) и заключение его с матерью в тюрьму. «Я открыл глаза, чтобы увидеть себя пленником» — говорил он.

Барзани получил традиционное религиозное образование в медресе в Барзане и Сулеймании, где считался лучшим учеником; за познания в богословии, он и известен под уважительным прозвищем «Молла Мустафа». Он находился под большим влиянием личности своего старшего брата шейха Ахмеда, который, по его признанию, заменил ему отца.

В боевых действиях Барзани принимал участие начиная с 1919 г., то есть с 16-летнего возраста, когда он был послан братом во главе отряда против англичан для поддержки Махмуда Барзанджи. Вскоре он участвует в экспедиции, имевшей целью спасение нескольких армянских семейств от турецкой резни. Во время барзанского восстания 1931-32 гг. Барзани впервые отличился как полководец, разгромив в долине Важи иракскую колонну (два батальона, усиленных тремя кавалерийскими и полицейскими ротами и артиллерийской батареей). После подавления восстания он, эмигрирует в Турцию, затем сдается на амнистию, но вопреки обещаниям ссылается вместе с шейхом Ахмедом и всей семьей на юг Ирака, затем в Сулейманию. При этом была предпринята первая попытка убить его (губернатор Мосула пытался отравить его с помощью кофе).

Восстание 1943-45 гг. и Мехабадская республика

В 1943 г. Барзани с помощью националистической организации «Хива» («Надежда») бежит из Сулеймании в Иран, собирает там отряд, вторгается в Барзан и поднимает новое восстание, разоружив все полицейские посты в области. Под давлением англичан, иракское правительство заключает с ним перемирие, обещая автономию для Барзана. В августе 1945 г. боевые действия возобновляются при помощи английских танков и авиации, и Барзани, после первых успехов, вынужден покинуть Барзан. Вместе со всем племенем (10 тыс. человек, из них 2 тыс. вооруженных мужчин) Барзани уходит в советскую зону оккупации в Иране, где вскоре провозглашается Мехабадская Республика; Барзани был назначен главнокомандующим ее силами и получил звание генерала. 16 августа 1946 г. Барзани заочно избирается председателем новообразованной Демократической Партии Курдистана.

Поход в СССР

После падения Мехабадской республики в декабре 1946 г. Барзани и барзанцы оказываются в сложном положении. В результате весной было принято решение: племени возвращаться в Ирак, тогда как сам Барзани с добровольцами сделает попытку прорваться в СССР. Собрав отряд из 500 человек, Барзани выступил из Барзана через территорию Турции и Ирана и, разбив при Маку иранские войска, вышел к реке Аракс и 17-18 июня 1947 г. в районе Нахичевани вступил в СССР.

В СССР барзанцам некоторое время давали военное обучение в Азербайджане, но затем их сослали в Узбекистан. Немедленно после смерти Сталина Берзани бежал из Ташкента, прилетел в Москву и потребовал встречи с советским руководством. Он был принят лично Хрущевым, и в результате его люди получили возможность учиться в советских ВУЗах, а сам он был направлен на обучение в военную Академию им. Фрунзе (под фамилией «Мамедов») и получил квартиру в Москве.

Во главе Сентябрьского восстания

После Иракской революции 14 июля 1958 Барзани возвращается в Ирак (6 октября), где его встречают как общеиракского национального героя. Ему тотчас был выделен один из лучших особняков Багдада. Первоначально отношения Барзани и возглавляемой им ДПК с лидером Ирака Абдель-Керимом Касемом складываются наилучшим образом. Но отказ Касема предоставить автономию Курдистану и его поворот в сторону арабского шовинизма вызывает напряженность, приведшую к силовой попытке подавить курдское движение (сентябрь 1961 г.) Эта попытка, в свою очередь, положила начало так называемому «Сентябрьскому восстанию», охватившему весь Курдистан.

Барзани, хотя и не был инициатором восстания (считая его несвоевременным и неподготовленным), активно готовился к возможному столкновению, закупал (на предоставленные СССР средства) оружие и т.д. Восстание застало его в Барзане, где он жил с начала года (после фактического разрыва с Касемом и отъезда из Багдада). Выступив из Барзана с 640 бойцами - в основном старыми соратниками по походу в СССР - он быстро увеличил свою армию, одержал ряд побед над правительственными войсками и овладел горной частью Курдистана, создав фактически независимое государство и затем сформировав его правящие органы. Барзани опирался прежде всего на племена и племенную элиту, с которой был тесно связан в бытовом и психологическом отношении. Это вызвало напряжение между ним и лево-ориентированными интеллектуалами ДПК (во главе с первым секретарем Ибрагимом Ахмедом), которые считали его "отсталым феодалом" и пытались оттеснить от руководства движением. Весной 1964 г. между Барзани и Политбюро происходит открытый конфликт, закончившийся полной победой Барзани и бегством Политбюро и его сторонников в Иран. С этого момента Барзани приобретает положение абсолютного лидера ДПК, уже никем никогда не оспаривавшееся.

Основные требования Барзани к Багдаду сводились к предоставлению Курдистану широкой автономии и прекращению дискриминации курдов при назначении на государственные должности и распределении бюджетных средств. Будучи реалистом, целей создания независимого Курдистана он не выдвигал; он отдавал себе отчет, что такая акция противоречит интересам как всех ближневосточных, так и великих держав, а потому заранее обречена на неудачу и способна только погубить курдское движение. Впрочем, в минуты особого подъема или раздражения против Багдада у него вырывалсь слова о провозглашении независимости. Барзани стремился ладить с властями Турции, Сирии и Ирана (стран, разделивших Курдистан) и подчеркивал, что курды в каждой стране должны решать свои проблемы самостоятельно. С другой стороны во всех странах, где проживали курды (включая Ливан), были созданы свои "Демократические партии Курдистана", ставившие целью помощь барзанистскому движению; согласно их идеологии, Иракский Курдистан - центр курдского движения, и успех курдов во всех частях "Большого Курдистана" неразрывно связан с успехом или неудачей Барзани в Ираке.

В смысле международной политики Барзани пытался не связывать курдское движение с каким-то одним блоком, а обеспечить ему максимально широкую поддержку: продолжая получать помощь из Москвы, он обеспечил себе поддержку Ирана и Израиля, благожелательное отношение Египта, в меньшей степени Сирии; сильны были позиции курдов и во Франции. Особенно упорно и настойчиво стремился Барзани заручиться поддержкой США; но это удалось ему только в 1972 году, когда Ирак тесно сблизился с СССР. В интервью западным журналистам он настойчиво подчеркивал, что он - не коммунист, и определял себя как "нейтрала" (т.е. сторонника "позитивного нейтралитета" - того, что впоследствии стали называть "неприсоединием").

Договор 11 марта 1970 г. между Барзани и Саддамом Хусейном, признавший право курдов на автономию, был вершиной политических успехов Барзани. Однако вскоре отношения между Барзани и Багдадом вновь стали портиться. В "мирный" период он переживает целый ряд покушений, организуемых спецслужбой "Мухабаррат": В ночь на 7 декабря в Багдаде была обстреляна машина его сына Идриса; 29 сентября 1971 в его резиденцию в Хаджи-Омране была заслана делегация арабских шейхов, снабженных взрывчаткой (погибло двое охранников; сам Барзани отделалался царапиной.) В июле 1972 г. к Барзани был подослан новый убийца (сирийский курд Ибрагим Габари), впрочем с самого начала перевербованный курдской спецслужбой "Парастин", которая и предъявила его журналистам.

Изданный баасистами Закона об автономии Курдистана (11 марта 1974 г.) Барзани не признал. Основным пунктом противоречий был вопрос о границах автономии. На совещании курдского руководства, отвергшем правительственный закон, Барзани заявил буквально следующее: «Они (Баас) хотят, чтобы мы уступили Киркук и другие районы. Это невозможно. (...) Я не хочу, чтобы курды пришли к моей могиле и плюнули на нее, говоря: «Зачем ты продал Киркук?!»

В этом последнем восстании, Барзани пользовался массированной поддержкой Ирана, имевшей жизненно важное значение. Шаху он не доверял, называя его "гадюкой, всегда готовой укусить". Но он полностью доверял гарантиям, данным ему госсекретарем США Киссинджером. Поэтому ирано-иракское соглашение в г. Алжире от 6 марта 1975 г. явилось для него неожиданным ударом. 19 марта Барзани, оказавшись в безвыходном положении, отдает приказ о прекращении сопротивления и уходе в Иран; 22 марта он сам покидает иракскую территорию.

Последние годы и смерть

Шах предоставляет ему дом в Кередже (пригород Тегерана). Однако крушение восстания оказывается для него и физическим ударом: уже в апреле его здоровье резко ухудшается, летом он уезжает на лечение в США, где ему ставят диагноз: рак. Весть об этом Барзани воспринял стоически: его сын Масуд, приехавший в США через несколько дней после постановки диагноза, вспоминает, что Барзани казался единственным весёлым человеком среди курдов, всячески пытаясь развеять мрачное настроение окружающих. «Смерть – это путь всех людей, - сказал он при встрече сыну. - Это – судьба, с которой невозможно бороться".

Барзани продолжает, насколько может, прилагать усилия для курдского национального дела. Он активно добивается встреч с американскими политиками, настаивает на встрече с новоизбранным президентом Картером, пытаясь заставить США изменить свою позицию в курдском вопросе. Весть о свержении шаха в Иране внушает ему новые надежды. Но в этот момент его здоровье окончательно ухудшается.

1 марта 1979 г. Барзани умирает в Вашингтоне. Его тело было похоронено в Шно, близ ирано-иракской границы; в 1993 г. прах был перенесени в Барзан. После смерти Моллы Мустафы, ДПК и курдское движение в Ираке возглавил его сын Масуд.

Характеристика и историческая роль

Все, знавшие Барзани, отдают равное должное как его талантам политика и воина, так и его высоким моральным качествам. Его личная непритязательность и аскетизм, преданность своим соратникам и своему делу, справедливость и гуманность, в сочетании с выдающимися интеллектуальными способностями, сделали его предметом всеобщего поклонения в Курдистане. Кази Мухаммед на суде отзывался о нем в следующих выражениях: «Я могу сказать, что Молле Мустафе Барзани свойственны человечность, смелость, прямота, бесстрашие — все эти черты, которые присущи великим людям (…). Также он имеет все качества, присущие мусульманским святым — любовь к Богу, религии и беднякам». Нейтральные наблюдатели (Эрик Руло, Дана Адамс Шмидт и др.) также чрезвычайно высоко ставят моральные и человеческие качества Барзани.

О Барзани как о полководце лучше всего свидетельствуют его враги. После прорыва Барзани с 500 соратниками боевых порядков иранской армии при Маку (9 июня 1947 г.) начальник иранского генштаба Размара отдал приказ провести расследование: каким образом стало возможным подобное, «несмотря на то, что у армии было в 10 раз больше бойцов, чем у барзанистов, и, кроме того, она располагала такими средствами как автомобили и т. д.» В том же приказе названы потери иранцев: 31 убитый и 35 раненых (в их числе и старшие офицеры). Барзанцы, по бесспорным данным (есть поименный список участников похода) — потеряли убитыми двух человек, из них одного уже после прорыва.

Насколько Барзани был щепетилен в моральном отношении, красноречиво свидетельствует случай, рассказанный в воспоминаниях Масуда Барзани. Сын, в качестве начальника спецслужбы «Парастин», предложил ему план убийства Хайраллаха Тульфаха (родственник и ближайший сподвижник Саддама Хусейна). У курдов была гарантированная возможность подложить в дом Хайраллаха мощную бомбу. Выслушав доклад, Барзани спросил, не пострадают ли члены семьи Хайраллаха — женщины и дети? И узнав, что здесь никакой гарантии быть не может, категорически запретил сыну ныне и впредь «даже и помышлять о подобных вещах».

Будучи деятелем национально-освободительного движения и глубоко верующим мусульманином, Барзани был решительно чужд всякой национальной или религиозной нетерпимости. В его отрядах наряду с курдами и мусульманами сражались арабы и христиане (халдеи и ассирийцы); он постоянно наставлял пешмарга, что война идет не с арабским народом, а с иракским режимом. Гуманное обращение с пленными также было одним из его постоянных требований.

Хотя восстание, поднятое Барзани, в конце концов потрепело крах, ему удалось заложить фундамент курдских политических структур, которые при более благоприятном обороте событий в 1991—2003 гг. привели к созданию формально федерального, а фактически полунезависимого

Иракского Курдистана.

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home