Лидия

Лидия (греч. Λυδία) — в древности страна в Малой Азии, называвшаяся раньше Мэонией, доходившая до Эгейского моря и внутри полуострова занимавшая верхние течения Герма и Каистра, отделённые друг от друга Тмолом.

Близ левого берега Герма находилась Магнезия (нын. Манисса), на сев. склоне Сипила; жители ее приводились в связь с магнетами Фессалии. Сарды (нын. Сард), царская твердыня Лидии, лежали на сев. склоне Тмола, при Пактоле.

У Гигэйского озера находятся и поныне многочисленные могильные холмы Алиатта и других лидийских государей (нынеш. Бин-бир-тепе).

Из Эфеса вел оживленный путь в Сарды, проходивший по кильбианской долине с часто упоминаемым авторами г. Гинепою.

Вся страна имела весьма плодородные поля, особенно у Сард и по Каистру, была богата лошадьми, давала хорошее вино, шафран, цинк и иные металлы, особенно золото, добывавшееся как в копях на Тмоле, так и в песке р. Пактола.

Жители Лидии, рано достигшие известной степени культуры, принадлежали к неопределённой расе, родственной тирсенам, торребам и сарданам и подвергшейся сильному влиянию хетитов; одна из царских династий Лидии принадлежала, как предполагают, к племени хетитов.

Древнейшая история страны рассказывается греческими историками в совершенно мифологических чертах. Столицей Лидии была сначала Магнезия, первоначальный центр цивилизации этих мест, резиденция Тантала, друга богов, отца Ниобы и Пелопидов. Древнейшие царские династии — Атиады, сменённые Гераклидами, — признавали фригийское верховенство.

В VIII веке до н. э. Лидия была настоящим феодальным государством. За царём, резиденцией которого был город Сарды, следовала целая иерархия крупных вассалов и владетельных князей, по большей части родственников царствующей династии, снабжённых специальными привилегиями. Мелкие города Тиесс, Келены, Даскилий и Тирра были резиденциями нескольких младших династий, которые своими притязаниями и постоянными возмущениями значительно ослабляли власть своего верховного повелителя.

В течение почти целого столетия Гераклиды пользовались властью только по имени; две фамилии царской крови — Тилониды и Мермнады — оспаривали друг у друга титул царского соправителя.

Гигес, первый известный нам по имени Мермнадский, был возведён в этот сан одним из царей; но заговор Алиатта, наследника престола, временно привёл к власти Тилонидов, которым Садиатт, последний царь из Гераклидов, отдал сан соправителя, предоставив Гигесу низшую придворную должность. Последний поднял открытое восстание, убил Садиатта и захватил корону. История Гигеса сделалась у греков предметом легенд.

Воцарение Мермнадов было началом новой эры для Лидии: пробуждены были воинственные наклонности лидийского народа. Город Сарды был превращён в лагерь, где конница царя отдыхала зимой и откуда каждую весну предпринимала набеги.

Лидия подчинила себе на юге карийский берег, на севере — Троаду и Мизию. С Иониею начата была война, продолжавшаяся полтора столетия; лидийцы жгли сады, разрушали города, грабили храмы. Ионийская культура проникла ко двору Мермнадов и мало—помалу сгладила следы предшествовавших влияний — хеттского и ассирийского.

По древнему преданию, в начале VII века до н. э. в Лидии стали чеканить золотые и серебряные монеты; древнейшие монеты лидийцев были из электрона, смеси 73° золота и 27° серебра, но чеканилась и лёгкая, вавилонского образца, золотая и серебряная монета.

Нашествие киммерийцев заставило Гигеса обратиться к помощи Ассурбанипала ассирийского; тот ему помог, но заставил платить себе дань. Когда Гигес (Гуггу в ассирийских надписях) перестал платить эту дань и даже послал карийских и ионийских наёмников к возмутившемуся Псамметиху I, киммерийцы снова вторглись в Лидию. Во время этого вторжения Гигес был убит, Лидия была опустошена и Сарды взяты, за исключением внутренней крепости (650 до н. э.).

Ардис, сын Гигеса, возвратил большую часть утерянной территории и расширил свои владения за счёт греческих поселений. Он отрезал Милет от остальных городов ионийского союза, заняв укреплённый акрополь Приены.

Садиатт, следующий царь (630—618 до н. э.), дважды разбил пехоту города Милета в долине Меандра.

Алиатт (617—560 до н. э.), отчаявшись в надежде взять Милет приступом, решил принудить его к сдаче посредством голода, но это решение разбилось о стойкость милетцев. Он заключил с ними мир и, бросившись на другие менее укреплённые города, взял Смирну. Едва только удалось ему утвердить свою верховную власть до левого берега Галиса, как он столкнулся с Kиаксаром мидийским. Борьба продолжалась 6 лет, с переменным успехом. 28 мая 585 до н. э. оба царя решились дать решительное сражение, как вдруг произошло солнечное затмение, расстроившее их планы. Иранцы не желали сражаться иначе, как при солнечном свете, а лидийцы, хотя и предупреждённые, как говорят, Фалесом о предстоявшем явлении, оказались смущёнными не менее своих противников, и обе армии тотчас же разошлись. Благодаря посредничеству Навуходоносора заключён был мир; Галис остался границей, и для закрепления союза Алиатт выдал свою дочь за Киаксарова сына, Астиага. После этой войны Алиатту удалось добиться влияния на Эфес; последние годы своего царствования он употребил на постройку гигантской гробницы.

Сын его Крёз дал наибольшее распространение Лидии, но при нём в 546 до н. э. Лидийское царство было разрушено персидским царём Киром и с тех пор делило судьбы Передней Азии под владычеством персов, македонян, сирийцев и римлян. Жители, которые и прежде многое успели перенять от живших по побережью греков, всё более и более теряли свою национальность, так что во времена Страбона не существовало уже и языка их. До покорения персами лидийцы были народом храбрым и воинственным; их конница считалась лучшей, они славились как изобретатели гимнастических военных игр. Кир систематически уничтожал воинственный дух народа, запретил лидийцам носить оружие, велел их обучать вместо военных упражнений пению и танцам и положил начало той изнеженности, которая составила потом дурную славу этого народа.

Промышленность и торговля и в персидское время стояли в Лидии высоко и дали стране цветущий, богатый вид. Лидийцы стояли на культурной ступени более низкой, чем греки; нравственность лидянок была невысока; девушки без ущерба для своей доброй славы зарабатывали приданое проституцией. Наиболее распространён был религиозный культ Кибелы; существовал и фаллический культ (в древних могильных курганах Лидии везде почти находили исполинские фаллосы). Наука и литература в Лидии никогда, кажется, не процветали. Весь интерес жителей был сосредоточен на торговле. Лидийцам приписывается первая мысль о гостиницах и чеканке монеты. Они рано уже умели приготовлять роскошные платья, ковры, красить шерсть и плавить руду; они стали впервые употреблять лидийский камень как пробирный. Самобытная архитектура их сохранилась лишь в могильных памятниках в виде круглых, конусообразно кончающихся строений.

Смотри также

Источники

  • Olfers, «Ueber die lydischen K önigsgräber bei Sardes» («Abhandlung der Berl. Akad. der Wissenschaften» 1858);
  • Schubert, «Geschichte der Kö nige von Lydien» (Бреславль, 1884);
  • Hölzer, «Das Zeitalter des Gyges» («Rhein. Museum», XXXV);
  • Barclay V. Head, «The coinage of Lydia and Persia» (Лондон, 1877);
  • Radet, «La Lydie et le monde grec au temps des Merninade?» (П., 1893);
  • Масперо, «Древняя история народов Востока» (М., 1895).

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home