Венгеров, Семён Афанасьевич

Семён Афанасьевич Венгеров (5 (17) апреля 1855, Лубны Полтавской губернии — 14 сентября 1920, Москва) — русский литературный критик, историк литературы, выдающийся библиограф и редактор.

Биография

Брат Зинаиды Венгеровой, литературного критика и переводчика. Отец Афанасий Леонтьевич Венгеров был директором банка в Минске. Мать — немецкая писательница Паулина Венгерова.

Детские годы провёл в Минске. Первоначальное образование — домашнее. С 1868 учился в гимназии в Петербурге, затем в Медико-хирургической академии (18721874). Окончив юридический факультет Санкт-Петербургского университета (1879), служил помощником присяжного поверенного. Экстерном сдал экзамен по историко-филологическому факультету в Юрьевском университете (1880). С 1882 служил в правлении Либаво-Роменской железной дороге. С 1890 целиком отдался историко-литературной и библиографической деятельности.

Деятельность

Печататься начал с 17 лет. Деятельно сотрудничал в «Неделе», «Русском мире», «Русской мысли», «Русском богатстве», «Вестнике Европы» и др. журналах. Редактировал журнал «Устои» 1882, литературный отдел как 82-томной Энциклопедии, так и «Нового энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона, «Библиотеку великих писателей» того же издательства, Библиотеку издательства «Светоч» (ряд запрещённых до первой революции царской цензурой сочинений Степняка-Кравчинского, М. Штирнера, Белинского («Письмо к Гоголю»)], «Русскую литературу XX века» 19141917 и т. д.

В 1897 Венгеров начал чтение лекций по истории русской литературы в Петербургском университете, но в 1899 был отстранён от преподавания за левизну. Только после революции 1905 в 1906 он смог вернуться в университет.

Венгеров написал много трудов. Из методологических работ В. наиболее известны: «Основные черты истории новейшей русской литературы» (СПБ., 1897, 2-е изд. с прибавлением этюда о модернизме, перев. на немецкий, болгарский и чешский яз.) и «Героический характер русской литературы» (Сочин., т. I, СПБ., 1911). В них Венгеров излагает свои общие воззрения на развитие русской литературы. По мнению Венгерова, она — исключительное явление в ряду других национальных литератур. В Западной Европе развитие общественности и литературы шло параллельно; в России же последняя могущественно развивается «при полной дремоте общественных сил и общественной инициативы». Благодаря этому русская литература сделалась «фокусом», центральным местом проявления «русского духа». Отсюда всё её исключительное своеобразие, заключающееся в том, что она «никогда не замыкалась в сферу чисто художественных интересов и всегда была кафедрой, с которой раздавалось учительское слово».

Почти все историко-литературные работы Венгерова имеют своей целью доказать этот основной тезис его системы. В истории русской литературы Венгеров видит «тоску по подвигу», «жажду самопожертвования». Твёрдо убеждённый в «проповедническом» характере русской литературы, он считает, что вся её история сводится к смене идей и настроений при единой их сущности, не определяемой классовыми отношениями. Русскую литературу создал кающийся дворянин и непривилегированный интеллигент. Среда, в которой воспитывается и живёт художник, накладывает конечно определённый отпечаток на изображение жизни. Но одно дело — этот классовый отпечаток, и другое — признание того, что писатель выражает в своём творчестве психо-идеологию определённой общественной группы. Это последнее положение по отношению к русской литературе Венгеров отвергает. Для русских писателей характерен беззаветный героизм, отказ от классовых привилегий, «самозаклание». В этом именно обаяние русской литературы, которое, стоя на классовой точке зрения, ни в какой мере объяснить нельзя.

Взгляды Венгерова на роль литературы в общественной жизни характерны для идеологии разночинной интеллигенции, представителем которой он являлся как историк русской литературы. В его «историко-философском» построении получили наивное выражение излюбленные идеи разночинцев о руководящей роли идей и их носителей (единичных и коллективных — исключительных личностей и интеллигенции в целом) в исторической жизни. Литератуpa — высший орган этой «надклассовой» по духу интеллигенции как совокупности «критически-мыслящих личностей», обязанных трудящейся массе своим развитием и сознающих свой долг перед нею. Под влиянием современного Венгерову народничества сложилась его мысль об «особом пути» развития русской духовной культуры и её высшего выражения — литературы. Однако венгеровская «философия» русской литературы была неприемлема и для примыкавших к народничеству, но методологически дисциплинированных критиков. Её близорукость и прямолинейность, беспомощность в объяснении элементарных исторических фактов показал ещё А. Г. Горнфельд в народническом «Русском богатстве». Концепция Венгерова была произведением пылкого, но наивного адепта, непосвящённого в глубину учения, а не созданием призванного его представителя. Поэтому народничество и отмежевалось от взглядов Венгерова, которые могли его лишь компрометировать.

Несомненное значение Венгерова для русского литературоведения конечно не в этих поверхностных обобщениях. Оно — в отдельных, монографических изучениях (см. его работы о Дружинине, Аксаковых, Белинском, Писемском, Гончарове, Гоголе), сыгравших в своё время стимулирующую роль, и особенно в неутомимом собирании и тщательной проверке фактического материала, в чрезвычайно плодотворной деятельности редактора и организатора. Его грандиозно задуманный «Критико-биографический словарь русских писателей и учёных» (вышло 6 тт., СПБ., 1889—1904; изд. не окончено) и «Источники словаря русских писателей» (2 тт., СПБ., 1900—1917; изд. также не окончено) — настольные книги историка русской литературы.

«Русские книги» Венгерова (3 тт., СПБ., 1896—1898; также не закончено) — ценнейший вклад в библиографию русской литературы. Большую ценность представляют Венгеровские издания сочинений Пушкина (6 тт.) и Белинского (11 тт., единолично им прокомментированные, 12-й т. вышел под ред. Спиридонова). Венгеров редактировал и лучшие у нас издания (Брокгауз-Ефрон) европейских классиков: Шекспира (5 тт.), Мольера (2 тт.), Шиллера (4 тт.), Байрона (3 тт.). По инициативе Венгерова возник в 1908 при Петербургском университете известный Пушкинский семинарий, который начал составление словаря поэтического языка Пушкина и опубликовал ряд работ о поэте (сборники «Пушкинист», 1914—1918). Из оставленной Венгеровым картотеки исследователи ещё долго будут черпать сведения.

Библиография

  • Собр. сочин. В., СПБ., 1911—1913. Вышло 5 тт. Труды В., кроме указанных в тексте: Русская литература в её современных представителях — И. С. Тургенев [1875]; А. Ф. Писемский [1884]; История новейшей русской литературы (1886, уничтожено цензурой); Историко-литературный сб. «Русская поэзия» (комментированное собр. произв. русск. поэтов с библиографией, 2 тт., СПБ., 1897 и 1901); Эпоха Белинского, СПБ., 1905; Очерки по истории новейшей русской литературы, СПБ., 1907, 2-е изд., и мн. др.
  • Горнфельд А. Г., Литература и героизм, в кн. «О русских писателях», т. I, СПБ., 1912
  • Ефимов Н., Своеобразие русской лит-ры, Одесса, 1919
  • Фомин А. Г., С. А. Венгеров как профессор и руководитель Пушкинского семинария, Пушкинский сб. памяти проф. С. А. Венгерова, М. — П., 1923
  • Его же, С. А. Венгеров как организатор и первый директор Росс. книжной палаты, Л., 1924
  • Ильинский Л. К., С. А. Венгеров, Известия II отд. Академии наук, 1923, XXVIII, Л., 1924.
  • Словарь членов О-ва любителей росс. словесности при Московском ун-те, М., 1911
  • Поляков А. С., Труды проф. С. А. Венгерова. Библиографический перечень, М., 1916
  • Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, М. — Л., 1924
  • Мезьер А. В., Словарный указатель по книговедению, изд-во «Колос», Л., 1924, страницы 33—34, 741—742.

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.


 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home